«Я заметила, что все мои знакомые относятся к свадьбе, как к мучительному и неизбежному»

By eugenyivanov

Posted in

Cовременный художник Алиса Гокоева рассказывает о своем участии в проекте «ЗАГС» в интервью сайту Ossetia.ru.

22 апреля в 16:00 в Национальном музее Республики Северная Осетия-Алания, (Владикавказ) состоится открытие выставочного проекта «З.А.Г.С. – Зарисовки. Анимация Горцы. Свадьба».

Проект реализован Северо-Кавказским филиалом Государственного центра современного искусства (ГЦСИ) при поддержке Национального музея РСО-Алания, Министерства образования и науки РСО-Алания, Северо-Осетинского института гуманитарных и социальных исследований им. В. Абаева, его показ приурочен к 135 –ой годовщине со дня рождения Махарбека Туганова.
Одна из важных миссий Государственного центра современного искусства на Северном Кавказе – поиск и поддержка молодых художников. Алису Гокоеву ГЦСИ нашел еще в прошлом году и организовал встречу с Нав Хагом из музея современного искусства в Антверпене, курировавшем девятый международный художественный симпозиум «Аланика». Итогом встречи стало участие Алисы в симпозиуме. Вторым совместным проектом ГЦСИ и Алисы стал проект «ЗАГС» — художнице было предложено создать современную интерпретацию серии зарисовок из свадебного цикла Туганова.

Как ты восприняла просьбу ГЦСИ делать проект на тему наследия Махарбека Туганова?

Восприняла с радостью, особенно вспоминая опыт, полученный на «Аланике». Команда людей, работающих в северо-кавказском филиале, делает все, чтобы художник решал свои художественные задачи с максимальным комфортом, не думая об организационной части, которую они полностью берут на себя. Вы и представить не можете, чего стоит такой подход к делу, тем более в условиях умершего музейного дела в Осетии, тунеядства, лени и нежелания шевелиться со стороны лиц, чья, не побоюсь этого слова, профессиональная деятельность, направлена на привлечение внимания к культуре. ГЦСИ же тут как оазис в пустыне, люди делают свое дело и провоцируют на деятельность даже тех, кто давно отвык от работы.

Тебя вдохновила тема?

Будучи этнической осетинкой, родившейся и прожившей большую часть своей жизни тут, успевшей выйти замуж за этнического осетина, я умудрилась толком ничего не знать об осетинской свадьбе, на которой даже и не бывала до сегодняшнего дня. И в этом нет злого умысла. Просто так вышло. Не правда ли, это интересно, как явление само по себе? Что это — свидетельство необязательности следования традициям в изменившемся мире?

Ты открыла для себя что-то новое в творчестве Туганова?

Я была мало знакома с его биографией и ничего не знала о сложной контрастной судьбе, наверное, самого значительного осетинского художника. Теперь знаю и снимаю шляпу. Он, подобно Ван Гогу, талантом и самой жизнью выстрадал право на признание и память.

Как шла работа над проектом? Что было самым сложным/легким?

Съемки были довольно растянуты по времени. Начав снимать в ноябре, я закончила проект не так давно. Сложность состояла в том, чтобы собрать всех участников вместе. Дело в том, что за все время, в съемках приняло участие около 60 человек. Кого-то из них я приглашала сама, кто-то отзывался на мой призыв в социальных сетях. Но так или иначе, собрать несколько человек в одном месте — нелегкая задача. Нередко съемки срывались из-за того, что кто-то из участников подводил. Однако, сам процесс был очень увлекателен. Во-первых, мы снимали на малой сцене Русского театра, за что хочу поблагодарить Владимира Уварова, давшего нам такую возможность. А, во-вторых, для многих участников это стало, не побоюсь этого слова, отрадой. Сформировался круг лиц, которые раз от раза приходили на съемки с радостью и желанием. Это стало коллективным трудом, потому что эти ребята не меньше меня болели за результат.

Долго ли ты искала форму того, как это должно выглядеть?

Я пришла к выбранной форме не сразу. Поначалу, было много экспериментов, проб, тестов. И, как всегда, нужно было обойтись минимальными затратами в отсутствии особых условий, декораций, технических средств. Надо выкручиваться, но это не так и плохо.

Довольна ли ты результатом?

Могло быть лучше, но об этом уже поздно говорить. Дело сделано!

Посмотрела ли ты по-новому на традиционные свадебные обряды?

Можно сказать, что я о них узнала. Но узнала не как осетинка и невеста, а изучила, как художник или этнограф.

Работа над проектом по времени совпала с твоей собственной свадьбой. Если можно, расскажи, почему ты решила делать свою свадьбу, не особо обращая внимания на традиции?

Честно говоря, если бы при подготовке к собственной свадьбе я знала все то, что знаю сейчас, я бы тем паче не сделала бы ее «осетинской». Я собираюсь прожить с мужем всю жизнь и умереть в один день, как и положено в сказках, и я хотела получить удовольствие от этого дня, который не повторится. У меня была одна задача — сделать нам всем хорошо и комфортно. А это понятия, которые «осетинская свадьба» не подразумевает. Я заметила, что все мои знакомые относятся к ней как к мучительному и неизбежному. И с удовольствием разменялись бы на романтическое путешествие в Тайланд, если бы не родственники, друзья, соседи… Хотя, наверное, возможны исключения.

Но при всем скептическом отношении, вспоминая день своей свадьбы, я могу сказать, что в этом определенно что-то есть: в том, что тебя забирают из отчего дома, особенно, если ты жила жизнью «хорошей осетинской девушки» до свадьбы; есть что-то в этом прощании с детством и в том, что тебя приводят в новый дом, в котором тебе быть хозяйкой до конца. В этом и многом другом есть исконные правильные смыслы, которых мы себя лишаем, лишь бы не залезать в весь этот организационный кошмар под названием «осетинская свадьба».

С какими мыслями должен уйти после просмотра твоего проекта твой «идеальный» зритель?

С мыслью о том, что все течет и все меняется. Это не только неизбежно, но хорошо и правильно.

Проект в интернете http://zagsproject.ru/

Снимок-экрана-2016-06-19-в-22.44.43

http://www.ossetia.ru/news/interview/ya_zametila_chto_vse_moi_znakomye_otnosyatsya_k_svadbe_kak_k_muchitelnomu_i_neizbezhnomu.html

btt